Русский (Ru)  English (UK)

A+ A A-

Глава 13. ЯРМАРКА СУЕТЫ

AddThis Social Bookmark Button

Глава тринадцатая

ЯРМАРКА СУЕТЫ

Они уже прошли почти всю пустыню, когда Верный, случайно обернувшись, заметил человека, идущего им навстречу, и тотчас его узнал.

— Брат, — воскликнул он, — посмотри, кто идет! город. Там вам придется туго, ваши враги будут преследовать вас. Одному из вас это будет стоить жизни, но будьте верными своему вероисповеданию до конца, и Царь славы уготовит вам венец жизни. Тот из вас, кто погибнет, хотя смерть его и будет насильственной и страдания велики, будет счастливее оставшегося не только потому, что он ранее его вступит в Небесный Град, но и потому, что он избегнет многих скорбей, которые выпадут на долю оставшегося в живых. Когда вы войдете в этот город и все предсказанное мною сбудется, вспомните вашего друга. Будьте мужественны и вручите души ваши Богу, ибо Он — Творец Неизменный.

Вот вижу я, что пилигримы, пройдя пустыню, оказались в городе по имени Суета. Там круглый год проводится ярмарка, именуемая ярмаркой Суеты. Название произошло от города, который, если положить его на весы, легче пустоты. Мудрый Екклесиаст сказал:

"Суета сует — все суета". Эта ярмарка — дело не новое, она существует с самых древних времен. Вот вкратце история ее возникновения.

Около пяти тысяч лет тому назад тоже шли в Небесный Град пилигримы. Были это люди почтенные, всех возрастов и сословий. Когда-то шли этим путем и Веельзевул, Аполлион и Легион со своими товарищами. Когда они поняли, что дорога, ведущая в Небесный Град, проходит через город Суету, они сговорились устроить там ярмарку, где бы круглый год шла торговля всевозможными предметами суеты. Купить там можно все: дома, имения, фирмы, ремесла, должности, почести, титулы, чины, звания, страны, царства, страсти, удовольствия и всякого рода плотские наслаждения. Не брезгуют и живым товаром: проститутки, развратные мужчины, богатые жены и мужья, дети, слуги обоего пола, жизнь, кровь, тела, души. Выбор серебра, золота, жемчуга, дорогих каменьев огромен! На этой ярмарке толпами бродят во всякое время фигляры, шулеры, картежники и бродячие артисты, безумцы, плуты и мошенники всякого рода. Круглосуточно можно созерцать всевозможные зрелища, и притом бесплатно, — воровство, убийство, прелюбодеяние, клятвопреступление. Освещена же ярмарка зловещим багровым светом.

Ярмарка обычно разбита на ряды, площади, чтобы путешественникам было легче ориентироваться. Ярмарка Суеты не является исключением. Здесь есть Британские ряды, Французские, Русские, Итальянские, Германские, Испанские и так далее. Самым большим спросом какое-то время пользовались товары из Рима. Председательствует там сегодня князь Старец, который обещаниями старается убедить мимо идущих пилигримов пасть к его ногам и поцеловать ту ногу, которую он выставит вперед. В одной руке у него огромный ключ, которым, по его словам, можно отпереть врата Небесного Града. В другой руке он держит бич, называемый "анафема", которым он беспощадно избивает всех, не внимающих его увещаниям.

Как я уже сказал, путь в Небесный Град проходит через город, где шумит и пляшет веселая ярмарка. Всякий, кто идет к горе Сион, не может миновать ее. Сам Царь царей, когда жил на нашей земле, возвращался в Свое Царство через этот город и через эту ярмарку. Князь Веельзевул, хозяин этой ярмарки, лично уговаривал Его купить что-либо. Он даже обещал сделать Его обладателем всего видимого, ежели он согласится бить ему челом. Однако товары этой ярмарки Суеты оставили Господа совершенно равнодушным, и Он покинул город, не истратив ни одного гроша.

Путь наших пилигримов, таким образом, тоже пролегал через эту ярмарку. Не успели они пройти и несколько метров, как вся ярмарка пришла в сильное волнение. Причин этому было несколько. Во-первых, пилигримы в своей одежде резко отличались от обывателей города. Иные принимали их за сумасшедших, другие — за шутов, а третьи — за иностранцев. Во-вторых, горожанам совершенно непонятен был язык этих двух чужестранцев. Немудрено, что их не понимали: пилигримы говорили на языке Ханаана, а ярмарка — на мирском языке. Таким образом, они прослыли дикарями. В-третьих, пилигримы, что немало забавляло жителей, не обращали никакого внимания на предлагаемый товар. Они даже не останавливались, чтобы взглянуть на него, и когда торговцы громко уговаривали их купить что-нибудь, они затыкали себе уши и, подняв глаза вверх, громко восклицали: "Отврати очи мои от зрелища суеты", давая тем самым понять, что все их богатство находится на небе.

Кто-то с издевкой спросил их:

— Что вам угодно?

Они, взглянув пристально ему в лицо, ответили:

— Мы ищем истину.

Эти слова были причиной взрыва негодования. Кто стал насмехаться, кто хулить, и, наконец, вздумали их избить. Что тут началось! Через пять минут ярмарку было не узнать — разбросанные товары, разбитые лица, выбитые зубы, крик, шум... Кто-то о происходящем донес хозяину ярмарки. Он тотчас же послал своих верных приближенных с поручением схватить зачинщиков беспорядка.

Пилигримов повели на суд. Судьи стали их допрашивать: кто они, куда идут и что они делают здесь в столь необычном одеянии?

— Мы гости на этой земле и идем домой в нашу Небесную Отчизну, — ответили они. — Мы никого не оскорбили, ничего не украли, поэтому нам совершенно непонятно, почему с нами так невежливо обращаются. Единственное, что мы ищем, это истину.

Судьям этого ответа было вполне достаточно, чтобы принять их за сумасшедших и обвинить их в том, что они хотели вызвать в рядах ярмарки смуту. Вновь начали их избивать, забрасывать камнями.

Наконец посадили их в клетку и выставили на всеобщее посмешище. Толпа наслаждалась этим зрелищем, а хозяин ярмарки испытывал прямо-таки животное удовлетворение.

Пилигримы терпеливо сносили все оскорбления, не воздавая бранью за брань, а напротив — благословляя мучителей своих. Наконец некоторые из присутствующих, тронутые их незлобием и терпением и не разделяющие мнение толпы, решили заступиться за несчастных, гневно осуждая насмешников. Ярость толпы в момент обрушилась на защитников. Со всех сторон раздались крики: "Вы такие же преступники, как они! Вы их тайные союзники! Ваше место рядом с ними в клетке! На виселицу их!".

— Но посмотрите внимательно на них, — утверждали они. — Они ведь мухи не обидят. Скромные, тихие, они совсем не похожи на преступников. На нашей ярмарке можно найти очень многих, более достойных позорного столба, чем эти двое ни в чем не повинных людей.

Это была последняя капля, переполнившая чашу терпения толпы. Началась потасовка, били куда попало и чем попало, не разбирая уже, где свой, где чужой.

Между тем несчастные пилигримы вновь предстали перед судьями, где их обвинили в нарушении порядка на ярмарке. Вынесенный приговор был жестоким. На них надели кандалы и водили по ярмарке для острастки всем тем, кто вдруг надумает посочувствовать или заступиться за них. Христианин и Верный с таким достоинством и с такой кротостью вынесли это новое оскорбление, что вызвали участие у еще некоторых лиц на ярмарке. Это еще более разъярило мучителей, и они решили предать обоих пилигримов смерти.

Пилигримов опять посадили в клетку до окончания нужных приготовлений к казни, приковав им ноги к полу.

Теперь они вспомнили слова своего друга Евангелиста, исполнившиеся слово в слово, что еще больше укрепило их веру. Им было совершенно ясно, что дальнейший путь сможет продолжить лишь один из них. Они уверяли друг друга, что тот, кто первым расстанется с жизнью, первым вкусит от плода блаженства, и каждый про себя желал, чтобы смертная участь выпала на его долю. Затем они предали себя совершенно воле Того, Кто лучше нас знает наши нужды и возможности, и терпеливо стали ждать решения своей судьбы.

Был назначен день общественного суда над обоими пилигримами. Судья Богоненавистник зачитал обвинение:

"Эти люди — враги здешней торговли. Они внесли смятение и разлад в жизнь города и сумели за эти два дня завоевать среди жителей сторонников своего вероисповедания вопреки закону владетельного князя". Слово попросил Верный:

— Я выражал свое несогласие лишь тогда, когда осквернялось имя Всевышнего. Будучи человеком спокойным и мирным, я не мог вызвать смуту и посеять вражду. Те, кто внял нашим словам, убедившись в их истинности, сделались от этого в нравственном отношении только чище... А что касается вашего владетельного князя по имени Веельзевул, то он враг нашего Господа, и я презираю его.

Всем желающим предложено было выступить и сказать слово в защиту владетельного князя и в опровержение выступления подсудимого. Желание выступить изъявили три свидетеля: Зависть, Суеверие и Угодничество. Их спросили, знакомы ли они с подсудимым по имени Верный и что они могут сказать в защиту своего хозяина.

Первым выступил свидетель по имени Зависть:

— Милостивые государи! Я этого человека знаю давно и готов поклясться, что он...

— Минутку! Свидетель должен сначала присягнуть... Присягнув, Зависть продолжил:

— Милостивые государи! Этот человек, хотя и носит такое благозвучное имя, на самом деле один из самых подлых людей на свете. Он не уважает ни князей, ни народ, ни закон, ни обычаи, но использует малейшую возможность, чтобы навязать людям свои взгляды, которые он называет основными положениями веры. Однажды я своими собственными ушами слышал, как он уверял, что христианство и обычаи нашего города Суета — совершенно несовместимы и потому никогда не смогут ужиться. Этими словами он осуждает не только наши действия, заслуживающие самой высокой похвалы, но и нас самих.

— Можешь ли ты еще что-нибудь добавить к сказанному?

— Конечно, многое еще можно сказать, но боюсь утомить почтенную публику. В случае необходимости, если показаний других свидетелей для вынесения смертного приговора окажется недостаточно, я готов дополнить свои.

Ему предложили сесть. Судья пригласил следующего свидетеля, Суеверие, и, приказав взглянуть на подсудимого, попросил его дать показания во славу владетельного князя. Присягнув по всем правилам, Суеверие приступил к делу:

— Милостивые государи! Мы с этим человеком не родственники, практически мало знакомы, и я вовсе не желаю знакомиться с ним ближе. Но я твердо убежден в том, что для нашего города его убеждения опаснее чумы. На днях мы с ним разговорились, и он не побоялся заявить, что наша религия — ничто и что такая вера нас спасти не может. Из этого можно сделать вывод, что мы поклоняемся не истинному Богу, а ложному, живем в грехе и потому будем прокляты навеки. Вот все, что я могу о нем свидетельствовать.

Вызвали третьего свидетеля — Угодничество. После присяги были заслушаны его показания.

— Уважаемые господа! Я этого человека знаю очень давно, и мне не раз приходилось слышать его крамольные речи. Он пренебрежительно отзывался о всеми нами любимом Веельзевуле и его благородных друзьях: лорде Ветхий Человек, лорде Плотские Наслаждения, лорде Расточительство, лорде Тщеславие, лорде Разврат и о почтенном сэре Скупость. Он даже имел наглость утверждать следующее: если бы жители нашего города придерживались его веры, всем этим благородным и почтенным господам пришлось бы покинуть город. Дерзость его поистине не знает границ! Этот негодяй обозвал ваше сиятельство безбожным мерзавцем, сдобрив свою речь нецензурными словами. Поток грязи вылил он на весь наш высший свет.

Когда Угодничество закончил свою речь, судья обратился к подсудимому:

— Ты, отступник, еретик, предатель! Слышал ли ты, что эти честные люди свидетельствуют против тебя?

— Разрешите мне сказать несколько слов в свою защиту! — обратился Верный к судье.

— Ничтожество! Ты не достоин жить! — в страшном гневе закричал судья. — Ты заслуживаешь смерти! Однако для того, чтобы вся публика могла оценить мое великодушие, я разрешаю тебе говорить.

— Во-первых, — начал Верный, — что касается обвинения Зависти. Если какое-либо правило, какой-нибудь закон, обычай или даже сам образ жизни не признает Слова Божьего, то вера этого народа не имеет ничего общего с христианством. Если я не прав, убедите меня в этом, и я готов отказаться от своих слов. Во — вторых, в ответ на обвинение Суеверия скажу, что для истинного поклонения Богу необходима вера в Него. Вера без откровения свыше существовать не может. Какие бы формы поклонение Богу не принимало, оно не может быть истинным, если оно не определяется Божьей волей. Такое поклонение неугодно Богу и не введет нас в вечную жизнь... И последнее. Хочу при всех повторить мысль, которую я высказал Угодничеству. И владетельный князь этого города, и весь двор его более достойны ада, чем жизни в этом городе. Да будет ныне милость Господня на мне!

Тогда судья обратился к присяжным заседателям, присутствующим в зале.

— Господа, присяжные заседатели! — начал он. — Перед вами сидит человек, позволивший себе нарушить спокойное течение жизни нашего города. Вы слышали показания почтенных свидетелей, а также ответ самого подсудимого. В вашей власти теперь казнить его или помиловать. Я считаю своим долгом вначале ознакомить вас вкратце с историей нашего уголовного кодекса. Во времена фараона Великого, слуги нашего владетельного князя, был издан закон, гласящий, что в случае, если люди иного вероисповедания начинали сильно размножаться, всех новорожденных мальчиков следовало топить в воде. Во дни царя Навуходоносора, тоже служителя нашего князя, был также издан закон: каждый, кто отказывался поклоняться золотому истукану, должен был быть брошен в раскаленную печь. То же самое было и во дни царя Дария: кто осмеливался призывать иного Бога, кроме него, считавшего себя Богом, должен был быть брошен в ров со львами. Мятежник, сидящий перед вами, преступил эти законы не только в мыслях, что уже достаточно для вынесения строгого приговора, но даже на деле. Закон, принятый фараоном, имел своей целью профилактику преступления. Если мы обратимся к двум другим законам, нам станет ясно, что мы имеем дело с человеком, оклеветавшим нашу религию, за что он заслуживает смертной казни.

Присяжные заседатели удалились на совещание. Вот имена их:

Слепой, Нестоящий, Злобный, Интриган, Беспринципный, Опрометчивый, Враждебный, Надменный, Лгун, Беспощадный, Светоненавистник и Неумолимый. Каждый из них высказал свое мнение. В итоге они решили признать его виновным.

Слепой, председательствующий на совещании, высказал свое мнение первым:

— Ясно как день, что этот человек — еретик!

— Смести его, эдакую дрянь, с лица земли! — сказал Нестоящий.

— Правильно, мне даже внешний вид его противен! — подтвердил Злобный.

— Я ненавижу таких людей, как он! — таково было мнение Интригана.

— Я полностью согласен с тобой, он вечно придирался к моим "принципам", — поддержал его Беспринципный.

— На виселицу его! На виселицу! — тщательно взвесив все за и против, решил Опрометчивый.

— Ничтожество! — в сердцах воскликнул Надменный.

— Все мое существо восстает против него! — крикнул Враждебный.

— Он бродяга! — смог наконец-то высказаться Лгун.

— Для него и виселицы мало! — сухо, даже с оттенком удовлетворения, сказал Жестокий.

— Глаза мои не видели бы его! — подпрыгивая на месте от нетерпения, высказался Светоненавистник.

— Ни за какие сокровища в мире я не смог бы примириться с взглядами этого человека. Он заслуживает смерти! — закончил горячие дебаты Неумолимый.

Единогласно было решено предать его самой ужасной смерти.

Тщательно был продуман план действий, чтобы ни на йоту не отступить от буквы уголовного кодекса своего города. Вначале его бичевали, затем жестоко били, кололи пиками и наконец забросали камнями. Тело несчастного порубили мечами и сожгли на костре. Так закончил свою жизнь на этой грешной земле Верный.

...Но я заметил, что за толпой ротозеев стояла никем не видимая огненная колесница, запряженная парой чудных коней. Лишь только пилигрим испустил дух, как невидимые руки отнесли его в колесницу, и кони увезли его под чудесные звуки ангельских труб к Небесному Граду.

Христианину Богом была уготована иная судьба. Ему снова пришлось вернуться в тюрьму, но спустя несколько дней ему удалось бежать.

�!�  �-�+но, мы должны были бы с ним расстаться. Его общество скомпрометировало бы нас. Апостол Павел предупреждает: "От таких удаляйтесь".

 

— Я, впрочем, очень рад, что начал с ним этот разговор, — ответил Верный. — Быть может, он когда-нибудь вспомнит мои слова, и они пойдут ему на пользу. Во всяком случае, я честно высказал ему все и не несу более ответственности в случае его погибели.

— Ты правильно поступил, постаравшись открыть ему глаза на его заблуждения. Сегодня редко встречаются люди, умеющие открыто говорить правду. Поэтому и живет на земле так много краснобаев, у которых слово расходится с делом. Будучи принятыми в число истинных христиан, они становятся соблазном для мирян, являются позорным пятном для христианства и оскорблением для искренних душ. И если бы все относились к подобным лицемерам, как ты, то они либо изменили бы свой образ жизни к лучшему, либо совсем вышли бы из сообщества христиан.

За такой беседой пустынный путь, которым они шли, показался им менее однообразным и утомительным. С песней стало совсем легко:

Шел я в мире, заблудился, встал в раздумье перед рвом,

Но теперь я обратился и иду другим путем.

Прежде рвался я к Содому и к погибельным делам,

А теперь иду я к дому и к Сионским воротам.

Прежде я к греху стремился, к удовольствиям мирским,

А теперь с грехом простился и живу с Христом благим.

Все порочные влеченья я оставил позади.

И теперь одни виденья: рай и счастье впереди.

Но не сам я обратился — Богом к Богу привлечен.

Я от мира отвратился, Богом был я обращен.

О Господь, благодаренье и хвалу мой дух поет

 

За святое обращенье!.. О, веди меня вперед!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить